B
C
D
E
F
G
H
I
J
K
L
M
N
O
P
Q
R
S
T
U
V
W
X
Y
Z

Iditarod 2014 — Подготовка маламутов к гонке (Twila Baker)

Безумие начинается…

Автор: Twila Baker
Перевод: Соболевой Ирины

Еще 20 лет назад я неоднократно говорила, что у меня нет никакого желания участвовать в гонке Iditarod с маламутами, ведь они не предназначены для участия в гонках. Я вообще не люблю соревнования, я бы лучше поездила ради развлечения, останавливалась, где вздумается, чтобы полюбоваться красотами природы. Что я и делала регулярно все эти годы, накатывая на своей упряжке по паре тысяч миль в год (3200 км). Самая длинная дистанция, которую мы прошли — 180 миль (290 км) для получения титулов WTDX.

Но вдруг в 2005 году родилась идея принять участие в гонке Iditarod с маламутами, которая была подхвачена Джейми Нельсон, ставшей ее координатором и руководителем. Получив название «Медленный Iditarod», гонка была намечена на 2007 год, и мы планировали пройти половину дистанции, т.е. до контрольной точки в МакГрате. Мы начали тренировать упряжки на длинные дистанции – от 800 до 300 км. По определенным причинам гонка провалилась, но через 2 года упорных тренировок, у меня было 2 упряжки собак, которые отлично себя показывали на тренировках. Мы тренировали их снова и снова, и чем дольше, тем лучше они выступали.

Однажды ночью, после прекрасной тренировки, я стала думать о том, что сделать для того чтобы вернуть маламутов в Iditarod. И вот план, который я придумала в ту ночь:

Первое – переместиться туда, где будет удобно строить тренировочный процесс для достижения наших целей. Где мы сможем резко поднять уровень наших собак, где мы сможем взяв собаку со двора сразу поставить ее в упряжку. И мы решили ехать в горы, мы итак планировали переехать туда, так что это не было большой жертвой.

Второе. Увеличить количество собак. У нас было две команды по 10 собак, причем некоторые из них были уже в возрасте. Поговорив с несколькими погонщиками Iditarod, мы решили, что 32 – магическое число. 32 дает ощущение того, что вы начинаете думать так: у вас есть некий запас обучаемых собак, потому что всегда будут суки в период течки, дни отдыха, травмы и так далее. Если мы ежедневно тренируем две команды по 12 собак каждый день, а затем каждой собаке даем день отдыха после 2 – 3 дней работы, то к сезону гонок у нас есть упряжка из 12 лучших псов, плюс 2 – 4 запасных. Если нам достаточно повезет, то у нас будет две полноценные упряжки здоровых и готовых ехать собак, которые будут заявлены на гонку, и каждую из которых мы сможем взять. Таким образом, мы сможем принять окончательное решение, кто будет участвовать, а кто нет, прямо с утра перед гонкой.

Третье – найти каюра, который действительно захочет участвовать в большой гонке. Он должен иметь опыт участия именно в Iditarod, а не просто уметь управлять упряжкой. Учитывайте, что погонщик это всегда самое слабое звено. Я не способна участвовать в гонках (не могу управлять), поэтому найти правильного каюра было крайне важным шагом. Когда в 2009 году я встретила Морган Бекингем, то поняла, что нашла нужного человека.

После того как основные проблемы были решены, наступило время для уточнения плана. Мы хотели участвовать в гонке с чистопородными маламутами. Поэтому все квалификационные отборочные гонки должны быть пройдены именно на упряжке с чистопородными собаками. Я подумала, что если маламуты не смогут пройти 400 отборочных миль (650 км), то как они смогут завершить 1000 мильную гонку (1600 км)?

Следующим пунктом плана, было подобрать собак, мы приняли некие критерии отбора:
1. Для гонки отбираются только чистопородные маламуты.
2. Это должны быть отличные представители породы: ухоженные, доброжелательные к людям, социализированные с другими собаками.
3. И, наконец, перед большой гонкой они все должны стать Чемпионами Америки.

Среди людей, которые участвуют в гонках, есть мнение, что выставки губят породу. В маламуте все должно быть прекрасно и гармонично: способность бежать и тянуть, красота, строение, движения и темперамент. Разве мы не должны рассматривать все, прежде чем использовать собаку в разведении? На мой взгляд, если взять основным критерием для разведения участие в гонках будет такой же большой ошибкой, как сосредоточиться исключительно на том, как выглядит маламут.

И последнее препятствие – финансирование!! Большинство людей понятия не имеют сколько стоит получить упряжку для гонки. Не тысячи, умножьте это еще на сто с лишним и вы попадете в примерный диапазон. Привлечение спонсоров, пожертвований, продажа рекламной продукции, запуск eBay аукционов… Список можно продолжать до бесконечности, но в действительности, если вы не настолько богаты, чтобы иметь крупных спонсоров, вы постоянно будете собирать средства буквально по крупицам.

Итак, в 2011 году, мы стояли над пропастью, готовые прыгнуть вниз. Один глубокий вдох, и прыжок….

Подготовка к «Большой Глупости». Ключевое слово: СТОЯТЬ!!!

После того как мы решили участвовать в «Большой Глупости» (как назвала это Джейми Нельсон), следующей ступенькой стала подготовка собак. Мы должны были начать готовить молодых собак к средним дистанциям для получения опыта и мастерства как собак, так и каюров. Я была очень рада, что стиль обучения Морган очень похож на мой, правда у нее он несколько мягче, но мы обе разделяем единое мнение, что важна дисциплина, а еще более важно руководство. Для начала, необходимо установить свой статус в упряжке, тогда собаки начинают быстрее выполнять ваши указания и гораздо меньше нуждаются в корректировке. Мы использовали сочетание похвалы за поведение, которое нам нравится, и тонкое исправление того, что нас не устраивает. Я не буду расскрывать все наши секреты, но если вы хотите узнать детали, вам всего лишь нужно записаться на курсы послушания собак, которые проходят по выходным!
Морган

Так как я была главным вожаком для большинства из этих собак, было важно, чтобы Морган так же могла ими управлять большую часть времени, для установки ее собственного статуса для них. В октябре она начала с тренировочных заездов на 10 – 20 миль (15 — 30 км), и к началу декабря это было уже по 50 миль (80 км). К концу декабря она прошла уже более 2000 миль (3200 км) с основным составом и около 1500 миль (2400 км) с «запасным». Гораздо более важным, чем пройденное расстояние было то, что она установила с этими собаками такую связь, что они показали ей свою готовность участвовать в гонке!

Мы приняли участие в Flathead Sleddog Days и отлично провели там время – это была превосходная первая гонка. Сто миль по непростому ландшафту, но хорошей трассе. Организаторы гонки были так радушны и внимательны к командам, что мы не можем дождаться того, чтобы начать наш следующий сезон именно там.

Наши следующие несколько гонок были намного сложнее, поэтому мы вернулись к графику тренировок. Ключевым элементом стало обучение каюра протоколу чекпоинта: Когда вы входите в чекпоинт, первое что нужно сделать, это осмотреть собак и позаботиться о них. После осмотра упряжки, вам надо подготовить собак к кормлению и отдыху: обязательно проверить лапы, промассировать их, нанести массажный бальзам на проблемные зоны, покормить, напоить собак и отправить их отдыхать. После всего этого, вам нужно отдохнуть самому. Немного. За час до того, как вы планируете выезжать, вам стоит перекусить и хорошенько напоить собак, обуться (если нужно), перепроверить возможные проблемные точки, собрать вещи и снова выходить на трассу. На многих гонках, включая Iditarod и его разновидности, не разрешается помощь укладчика, поэтому вся эта бытовая работа должна проводиться самим погонщиком, но также погонщик должен и хорошенько отдохнуть, чтоб безопасно передвигаться в пути. Как вы понимаете, крайне важны организованность и эффективность. Морган сосредоточилась на имитации 150 мильной гонки (240 км) с двумя чекпоинтами. Она прошла 50 миль (80 км) за 6 часов, затем отдых 6 часов, и так еще два раза. Мы работали над увеличением дистанции, добавляя ночные пробеги.

Эти недели тренировок были отличной возможностью набраться опыта и собакам и каюрам, и прекрасная практика для следующей гонки, самой тяжелой в сезоне — the Eagle Cap Extreme. После этой гонки Морган вернулась вся в синяках и ссадинах, истощенная физически и психологически. Она упала с нарты, упряжка протащила ее, не послушала команды и все прошло крайне неудачно. Та гонка научила нас многому и самым главным уроком стало то, что нам необходимо гораздо лучше контролировать эту сильную, невероятно быструю, несущуюся изо всех сил монстр-команду!

Следующие несколько месяцев: мы вернулись к основам, которые вложила в нас Джейми Нельсон, ключевое слово: КОНТРОЛЬ!

«Стоять» часть вторая

После неприятного опыта на гонке The Eagle Cap Extreme, Морган предложила сосредоточить все тренировки на контроле. Упряжка собак, которую мы вели, была сильна и хорошо управляема, но очень плохо останавливалась и ждала. Мы были так увлечены тем, чтобы научить их «Бежать» в начале сезона, что забыли приучить их тому, что остановка и тем более ожидание не менее важны. Наше невнимание, мое невнимание к этим ключевым командам теперь могло подвергнуть Морган смертельной опасности в гонке RTTS, могло нанести вред и собакам и каюрам.

Управление двойными нартами Управление двойными нартами Управление двойными нартами

Так что же делать? Мы вернулись к управлению с двойными нартами и тремя каюрами, останавливаясь на пути, выставлению четырех якорей и остановке именно на якорях. Мы ждали на якорях, когда собаки успокоятся при остановке, и только затем выдергивали якоря и снова двигались дальше. Каждая остановка занимала 45 минут, но мы все равно делали их, стоически ожидая до тех пор, пока собаки не успокаивались полностью, готовые продвигаться дальше. Если они начинали двигаться, пока мы не выдернули якоря, мы якорились обратно, и снова ждали. Как ни печально об этом говорить, но если бы я выполнила свою часть работы как лидер и главный тренер и настояла на этих упражнениях в начале сезона, пока мы были еще дома, нам бы не пришлось целый месяц заниматься с якорями. Но урок был получен – не стоит идти коротким путем!

Наша следующая гонка была местной, известная как Гонка к Небу. Мы выступили на дистанции 100 миль (160 км) на упряжке из 8 собак, максимально разрешенный класс на этой гонке. Морган вошла в 50 мильный чекпоинт (80 км), Whitetail, около 11 вечера после старта в 4.30. Собаки бежали отлично, проходя более чем по 7 миль в час (11 км в час). Морган сообщила, что они гораздо лучше управляются, хотя у нас в команде были 2 течные суки. Реальность такова, что иногда получается так, что во время гонки у ваших сук начинается течка, и вы должны быть готовы с этим справиться. Мы уже имели с этим дело, поэтому проблем не возникло, тем не менее, Морган решила оставить одну из них в Whitetail, потому что она не очень хорошо выступала.

В гонках RTTS допускается помощь волонтеров, а это означает, что они могут помогать каюрам ухаживать за собаками. Погонщик может поесть, умыться, позаботиться о своих ногах, а также каюры могут немного поспать в отапливаемых кабинках, пока помощники остаются с упряжкой. Редкая роскошь! Наш каюр спал четыре часа, и затем, с самого раннего утра, продолжал управлять собаками. Морган финишировала на следующий день с 7 собаками, вновь достигнув цели нашего сезона в 7 миль в час (11 км в час). Лучшим достижением на момент гонки было то, что контроль над упряжкой стал гораздо лучше, чем во время предыдущего неприятного опыта. Второй этап RTTS проходил на местных дорогах, разъезженных так сильно, что был виден лед, поэтому для безопасности передвижения собак и каюров контроль был особенно важен. Так одна очень опытная команда вынуждена была покинуть гонку из-за ран ото льда, полученных на втором этапе.

Когда мы вернулись после RTTS, тренировки возобновились с удвоенной силой, так как время, отведенное нам на работу на снегу, было ограничено. Двумя основными направлениями наших тренировок были продолжение обучения контролю и команде «Тише». Используя остановку, чтобы замедлить собак, давая команду «Тише», мы начинали их хвалить и награждать, как только они замедлялись. Даже при том, что в целом собаки реагировали на «Стоять» и «Ждать» гораздо лучше, они, тем не менее, все еще нуждались в обучении контролю. Кроме того, мы использовали в роли лидера одну из наших алясок, так как в реалии только один наш маламут был лидером на 100%, остальные три на тот момент были гораздо младше и еще не избавились, от так называемого «маламутства».

Я планировала убрать лидера-аляску к концу сезона, и работать над общим усилением чисто маламутской передней части упряжки, и это было следующей нашей большой целью. Первым шагом в этом процессе было принятие решения, что эта аляска будет бегать только каждый третий день, и то не в роли лидера. В начале мы получили дикое сопротивление, а если вы цепляете более 16 маламутов, то вы должны быть абсолютно уверены в передней части вашей команды. Несмотря на некоторую первоначальную нервозность, все три каюра работали только с вожаками. Морган особенно рассчитывала на Enrique, двухлетнего кобеля от моего самого лучшего вожака – Eve. Другие псы, которые неплохо показывали себя в роли лидеров, были Enya и Elvis, оба из помета Enrique и Piggy. Интересный факт, что все четыре моих лучших молодых вожака были от Eve, которая в итоге произвела 11 вожаков (в 4 разных пометах), это для тех, кто хочет поспорить, что важнее природа или выращивание.

Учитывая все то, над чем нам приходилось работать и сходящий снег, пришло время подключать тяжелую артиллерию: Джейми Нельсон.

Twila Baker